Освенцим. Биркенау. Величке.

Без рубрики, Восточная Европа, Путешествия Оставить комментарий

Выспались как следует - по возможности компенсируя недосып прошлой ночи. Завтрак не слишком вразумительный, состоявший преимущественно из еды, недоеденной вчера вечером. Таксист приехал, как и договаривались, в девять утра и мы отправились в путь. До Освенцима около 75 километров, оттуда до Биркенау еще 3 километра, а соляные копи в Величке почти в самом Кракове - туда мы должны были вернуться к трем часам дня - время начала последней экскурсии.

Дорога узкая - по одной полосе в каждую сторону, пару раз проходила через деревни, но в основном шла полями и лесами. Беседовали с таксистом: о погоде, о том, что видно в окно, о жизни в Польше вообще. И чем больше говорили, тем яснее становилось, что несмотря на безработицу, которая является основной проблемой в этом когда-то шахтерском районе, несмотря на отдельные мелкие недостатки, Польша, все-таки, капиталистическая западноевропейская страна. Нам до них далеко. Да, Москва - почти Нью-Йорк восточной Европы, но достаточно отъехать на 100-120 километров от Москвы, чтобы попасть в российскую деревню, далекую как никогда от нормальной жизни. Здесь же, даже отъехав на 70 километров от Кракова (даже не Варшавы), не возможно было заметить разницы в уровнях жизни городских и сельских жителей - стандартный западноевропейский.
Освенцим (Oswecim по-польски и Auschwitz по-немецки) был изначально лагерем для советских военнопленных, оборудованном на базе казарм польской армии, однако вскоре стал конц-лагерем для всех национальностей, в частности, для польских евреев; впоследствии значительно увеличился в размерах за счет Auschwitz-II Birkenau и являлся одним из 7 основных конц-лагерей в Польше. В 1945 году был освобожден войсками Советской Армии и превращен в музей. При этом в Auschwitz-I была организована мемориальная экспозиция, а Auschwitz-II был сохранен в том виде, в каком был найден в 1945 году - не стали, однако, восстанавливать множество деревянных бараков в Auschwitz-II, сгоревших при штурме.

От главной дороги в сторону сворачивает дорога на Освенцим. Параллельно ей идет колея железной дороги, по которой в лагерь привозили заключенных. Вход в мемориал бесплатный, плата взымается только за просмотр фильма об освобождении лагеря в 1945 году. К входу в лагерь ведет дорожка, кажется даже обсаженная деревьями. О том, где, собственно, находишься, напоминают колючая проволока и пулеметные гнезда. Над входом на территорию лагеря надпись: "Arbeit macht frei" - "Работа делает свободным". Через эти ворота заключенные каждый день уходили на работу под музыку оркестра; музыка должна была "поднимать дух" и помогала шагать в ногу. Каждый барак лагеря - отдельная экспозиция. Некоторые рассказывают о судьбе той или иной национальности в лагере, другие - об особенностях жизни лагеря. Многие из тех кто попадал в лагерь, особенно в первые годы, искренне верили, что их собираются переселять на другие территории - их личные вещи изымались и впоследствии либо продавались, либо использовались как сырье в промышленности. Эта практика не прекращалась до последнего дня; хранившиеся на складах лагеря личные вещи представлены в одном из бараков: гора ботинок, куча очков, горы одежды, расчесок, щеток для ботинок, нагромождение чемоданов. Дает представление о масштабах. Заключенные на робах имели отличительные знаки, позволявшие определить их национальность, "степень вины", подозреваемость в побегах и.т.д. Система довольно обширная, но явно хорошо отработанная. Тоже показывает масштаб действий. Побегов за все время существования было около 700 из них почти 400 удачных. Видимо это объясняется тем, что пробовать бежать мог только человек почти уверенный в успехе. Если кто-то сбегал из лагеря, то в лагерь отправлялась вся семья заключенного. И если в Auschwitz-I каким-то непонятным образом может быть можно было сбежать, то в Auschwitz-II при попытке бежать из лагеря надо было в любом случае пересечь два или три ряда колючей проволоки, охраняемой с вышек. Вероятно, побеги осуществлялись с места дневной работы - с территории лагеря убежать было практически невозможно. В Освенциме впервые для казней были использованы газовые камеры - здесь сначала опробовали, а затем полномасштабно использовали действие отравляющих газов. Газовые камеры в 1942 году были перенесены из Auschwitz-I в новый лагерь в Birkenau.

На выходе из Auschwitz-I есть столовая, где мы пообедали перед тем, как ехать в Birkenau.
Если Освенцим это все-таки музей, а музей можно обустроить так, чтобы специально что-то показать, то Биркенау никто не обустраивал. Ничего не надо объяснять - все понятно. Огромное заснеженное поле с рядами колючей проволоки, торчащими в небо вышками и приземистыми бараками - за основу при постройке бараков были взяты конюшни. Многие бараки были деревянными и сгорели при штурме лагеря - от них остались только печные трубы, по две на каждый барак. Так вот, ряды труб уходят ЗА ГОРИЗОНТ. Это, наверное, не передаст никакая фотография. Если бы мы приехали летом, впечатления были бы мягче, а так: снег вкруг, рвы глубиной в два человеческих роста, пулеметные вышки, рельсы железной дороги, ощущение безысходности в воздухе, и бараки ДО ГОРИЗОНТА...

Когда мы выходили из ворот Биркенау, через которые по железной дороге прямо в лагерь были доставлены десятки тысяч заключенных, Андрей сказал, что будь его воля, лагеря надо было бы сровнять с землей. Я не согласен. У людей короткая память. Пусть будет напоминание.

До соляных шахт сначала ехали молча, но потом отошли от впечатлений конц-лагерей и обрели нормальное настроение.

К соляным шахтам мы приехали имея запас времени, а потому до экскурсии у нас оставалось около 40 минут. Таксист уехал подхалтуривать, договорившись встретить нас после экскурсии. Возле входа в шахты находилось кафе, где мы и ожидали время экскурсии попивая горячий шоколад.
Вопреки всем ожиданиям, нам не выдали касок с фонарями на лбу, зато спускаться в шахту пришлось по лестнице - на лифте только подъем. Лестница длинная - первый уровень шахт находится на глубине около 60 метров. На деревянных стенах автографы многих посетителей, встретилась и пара автографов наших соотечественников.

Добыча соли в этих местах ведется с незапамятных времен, достоверно известно, что уже 700 лет назад здесь добывали соль, которая служила основным ингредиентом при единственном доступном способе консервирования продуктов - солении. Собственно, музей в шахтах появился тоже не вчера. Сюда, кажется, водили туристов еще в XVIII-ом веке. Экспозиция представляет собой множество пещер, соединенных между собой коридорами: и то, и другое выдолблено в соли. Большинство пещер содержат статуи, специально созданные скульпторами для музея. Так, например, имеется пещера Коперника, украшенная его статуей; пещера, посвященная легенде открытия месторождения; пещера, посвященная королю, давшему шахтерам законы; пещера, рассказывающая о "кающихся грешниках" - выжигателях природного газа из шахт. В этих пещерах иногда встречаются различные шахтовые механизмы и пояснения по их действию. Кроме того, в нашем маршруте было две часовни, предназначенные для подземных богослужений. Одна из них является просто-таки шедевром подземной архитектуры. Фактически, это полноценный храм, в котором все сделано из соли. Вплоть до соляных люстр, свешивающихся с потолка, и барельефов на стене, изображающих библейские эпизоды. Кажется, здесь иногда устраивают концерты. В экскурсионный маршрут входило также подземное соляное озеро и одна из самых высоких пещер в шахтах. В общем, не зря шахты включены в реестр ЮНЕСКО - это стоит посмотреть.
Последнее сильное впечатление - это лифт. Его оставили с тех времен, когда в шахте еще добывали соль. Лифтам главного здания МГУ далеко до этого лифта: он составлен из трех решетчатых кабинок, которые загружаются одна за другой, потом с ужасающей скоростью поднимаются с глубины ста с лишним метров, и в обратном порядке разгружаются. Движение вверх происходит почти в полной темноте. Выходя, Гриша сказал, что не прочь прокатиться еще. Я, наверное, тоже.

Таксист отвез нас обратно в Краков, показав на обратном пути завод Шиндлера и остатки стены гетто. Ужинать мы отправились в пиццерию на улице Stradomska, которую приметили еще вчера. Изголодавшиеся за день, мы заказали каждый по "дюжей пицце" (то есть большой), но не все смогли съесть ее целиком. Возможно, я вообще единственный, кому это удалось. В этом заведении над стойкой также красовалась надпись "Czas na EB", смысл которой мы расшифровали прошлым вечером, ознакомившись с этикеткой пивной бутылки: это был рекламный слоган, смысл которого можно перевести как "Время пить ЕВ". Однако в пиццерии кроме надписи над прилавком, в наличии имелись также картонные кружочки с аналогичной надписью. Андрей не постеснялся попросить несколько таких кружочков в подарок, что сделало каждого из нас обладателем пивного кружочка с надписью "Czas na EB".
После ужина мы отправились в хостел за вещами, а оттуда - пешком на вокзал. На этот раз проблем с местами особенно не было, а позже ночью мы вообще остались в вагоне почти одни. Мы направлялись в Словакию...

Оставить комментарий

Тема WordPress и иконки разработаны N.Design Studio
© 2022 Страница Алексея Яшунского RSS записей RSS комментариев Войти