Кошице - Братислава

Без рубрики, Восточная Европа, Путешествия Нет комментариев »

Как только тот факт, что вокруг нас полно свободных купе был осознан, мы тут же оккупировали два купе, и каждый смог вытянуться в полный рост. Это все-таки лучше, чем спать сидя, облокотившись на ноги товарища. Погранконтроль, разбудивший нас среди ночи, оказался весьма специфическим; во-первых, нас забыли выпустить из Польши - польский пограничник нас проигнорировал и штамп в паспорта не поставил. Воспоминаний о польской таможне у меня не сохранилось... Во-вторых, в Словакию мы въехали тоже не совсем обычно. Кажется словацкий таможенник слегка поинтересовался самой большой сумкой. Действия словацкого пограничника живо воскресили в моей памяти строчки Маяковского: "Жандарм вопросительно смотрит на сыщика, сыщик на жандарма..." Возможно, мы были первыми русскими, пересекающими польско-словацкую границу в этом месте с момент введения виз. Так или иначе, визы у нас были старого образца; в чем нашей вины ни коим образом не было - какие в консульстве поставили, такие и есть. Однако, это недоразумение пришлось урегулировать Андрею в помещении погран-контроля где-то на улице. Минут через 10 он вернулся, сообщив, что "отмазал" нас - "большой начальник" разрешил въезд. После этого происшествия мы разошлись по своим "спальным" местам и до Кошице добрались без происшествий.
В Кошице - вокзал как вокзал. Ничего особенного. Сам город вытянут вдоль главной улицы, идущей от центрального костела до центрального стадиона (последний особенно привлекал наше внимание). В общем, Кошице рассматривался скорее как перевалочный пункт. Переговоры с кассиршами и изучение расписания выявили множество поездов, идущих отсюда в Братиславу. Было решено уехать попозже утром (было, как обычно, около шести утра). Автобусное путешествие в Братиславу по многим факторам уступало железно-дорожному и было отвергнуто. Нам оставалось найти местных денег (в смысле - работающий обменник). Было довольно темно, и мы направились к светящейся вывеске гостиницы. Наши ожидания не были обмануты - там действительно был обменный пункт. Кроме того, на пути в гостиницу был обнаружен туалет, то есть MacDonald's. Сдали на вокзале вещи в камеру хранения, но не в автоматическую, а в обычную - Андрей не доверяет автоматике. Автоматическая работает НЕ на 15-копеечных монетках, это, все-таки, не пост-советское пространство. Купили билеты, как обычно просто до Братиславы - без времени, поезда и места. В общем не в обиде, хотя и пытались объяснить кассирше, на каком поезде мы собираемся уехать. Еле дождались открытия MacDonalds'а в восемь утра. Докатились - позавтракали в Маке. Стойкость проявил только Андрей, объясняя ее принципиальностью (но я подозреваю, что причина была и в нежелании тратить деньги на такую ерунду).
После еды перешли к осмотру города, который, как и было упомянуто, является городом одной улицы. Костел довольно большой и недостроенный. От него и начинается улица, на которой расположены ратуша, театр, чумная колонна и прочие достопримечательности. Отойдя от исторической части, не знали куда идти, но нас обнадежил указатель на Стадион. Двинулись в заданном направлении, но стадион никак не появлялся. Андрей уже смирился с тем, что просто побывал в Кошице, но на стадион не попал. Решили найти место, откуда можно было бы сфотографировать Татры (местные горы), иногда проглядывающие между домов. Вроде бы нашли, сделали пару снимков. Уже собрались повернуть обратно к вокзалу, но опрос местного населения в лице пожилого мужчины, говорившего почти по-русски (!!!), показал, что стадион находится в двух шагах от нас.
Спортивное сооружение так сильно привлекало наше внимание волею Андрея, для которого оно являлось просто-таки местом паломничества. Дело в том, что в 1996 году на этом стадионе команда "Спартак-Москва" потерпела поражение от местного клуба Локомотив Кошице и не попала в Лигу Чемпионов. Симпатизируя ЦСКА, Андрей воспринимает неудачи Спартака как праздники, а посему очень хотел попасть на место проведения исторического матча. Стадион был на удивление маленьким и весь засыпан снегом. Набрав полные ботинки снега, наш болельщик ЦСКА запечатлел себя на фотопленке в центре поля скорби московского Спартака.
После того как цель посещения славного города Кошице была достигнута, мы вернулись на вокзал. До поезда оставалось немного времени, и мы приготовились к штурму, зная, что наши билеты без резервации. Как только поезд подали, мы рванули в вагон второго класса и заняли купе, набросав везде свои сумки. В купе вошел молодой человек с изображенным на лице непониманием происходящего, а за ним последовала немолодая дама с ребенком, объяснившая нам (не слишком вежливо), что у нее билеты в это купе. Оказалось, что буковка R в расписании напротив этого поезда стояла не зря - на нем действовали только билеты с резервацией. Дама на довольно сносном русском сообщила нам, что для таких людей как мы, в поезде бывают вагоны без резервации - на них не написан номер. По ее словам такие вагоны обычно в конце поезда. Мне кажется, я видел вагон без номера в начале поезда, но в конце таковых точно не оказалось. Последний вагон вообще был вагоном первого класса. Полные решимости покинуть Кошице, мы заняли купе в вагоне с номером и стали ждать, что получится. Появился контролер, сообщивший нам все то, что мы и так уже знали, или, по крайней мере, догадывались. Он также сказал нам, что нам надо доплатить по 100 словацких крон (45 крон = $1) начальнику поезда. Сколько мы не ждали, начальник поезда так и не появился. Наконец сам контролер взял с нас 200 крон и оставил в покое. Да, это вам не капиталистическая Польша.
За окном проплывали Татры с реками, озерами и поселками, уже не столь благополучного вида, как в Польше. Железная дорога идет вдоль реки Ваг по отрогам гор - весьма красиво. Летом здесь, наверное, здорово полазить по горам. Поезд шел почти весь день - мы приехали в Братиславу к пяти часам. За это время немного ели, больше спали, смотрели в окно, читали, писали, кто что умел. Наконец за окном показалась платформа братиславского вокзала.
Руководствуясь путеводителем, мы бодро направились к тому месту, где должен был быть хостел. Его вывеска находилась именно там, но самого хостела там не было, а был кинотеатр. Первый опрос кассирши кинотеатра не прояснил судьбы хостела. Мне поручили повторный опрос. Кассирша смотрела на меня как на полного идиота, но что-то объясняла, и я понял, что нам надо искать какой-то интернат. Язык жестов позволил выяснить даже азимут интерната. Движение по азимуту к интернату не привело. Андрей опросил продавца в магазине, после чего выяснилось, что не найти интернат было сложно - им оказалось огромное здание, похожее на общежитие на метро Юго-Западная (типичная высотка 80х годов), возвышавшееся над всеми остальными. Пришлось обойти все здание кругом, прежде чем мы нашли вход. Естественно интернат, оказавшийся скорее общежитием, был полон, и для нас там места не было. Опрос таксистов на тему дешевых гостиниц желаемых результатов не принес. Ситуация была близка к критической. Тогда мы вспомнили об указателе "Отель Турист. 1 км", который мы видели на пути в интернат. Мы решили отправиться туда, тем более, что после 24 километров в Кракове, 1 километр был вообще детской игрой. Удача сопутствует смелым: сначала мы нашли еще один указатель на этот отель, на этот раз с адресом; затем уличную карту, на которой была обозначена нужная нам улица; и, наконец, цены в гостинице оказались разумными - что-то около 500 крон за место в double. При этом все удобства в номере и телевизор с кабельным телевидением.
Вечером поели в ресторане одной из соседних гостиниц. Приятный сюрприз: при высококачественном обслуживании более чем разумные цены. Местного пива найти не удалось, в соседнем клубе было очень накурено, и вечер мы провели в номере, смотря телевизор и допивая остатки польского пива (перевезенного через границу).
Нас ожидала ночь в мягких кроватях вместо жестких кресел сидячих поездов, что уже было весьма приятно.

Освенцим. Биркенау. Величке.

Без рубрики, Восточная Европа, Путешествия Нет комментариев »

Выспались как следует - по возможности компенсируя недосып прошлой ночи. Завтрак не слишком вразумительный, состоявший преимущественно из еды, недоеденной вчера вечером. Таксист приехал, как и договаривались, в девять утра и мы отправились в путь. До Освенцима около 75 километров, оттуда до Биркенау еще 3 километра, а соляные копи в Величке почти в самом Кракове - туда мы должны были вернуться к трем часам дня - время начала последней экскурсии.

Дорога узкая - по одной полосе в каждую сторону, пару раз проходила через деревни, но в основном шла полями и лесами. Беседовали с таксистом: о погоде, о том, что видно в окно, о жизни в Польше вообще. И чем больше говорили, тем яснее становилось, что несмотря на безработицу, которая является основной проблемой в этом когда-то шахтерском районе, несмотря на отдельные мелкие недостатки, Польша, все-таки, капиталистическая западноевропейская страна. Нам до них далеко. Да, Москва - почти Нью-Йорк восточной Европы, но достаточно отъехать на 100-120 километров от Москвы, чтобы попасть в российскую деревню, далекую как никогда от нормальной жизни. Здесь же, даже отъехав на 70 километров от Кракова (даже не Варшавы), не возможно было заметить разницы в уровнях жизни городских и сельских жителей - стандартный западноевропейский.
Освенцим (Oswecim по-польски и Auschwitz по-немецки) был изначально лагерем для советских военнопленных, оборудованном на базе казарм польской армии, однако вскоре стал конц-лагерем для всех национальностей, в частности, для польских евреев; впоследствии значительно увеличился в размерах за счет Auschwitz-II Birkenau и являлся одним из 7 основных конц-лагерей в Польше. В 1945 году был освобожден войсками Советской Армии и превращен в музей. При этом в Auschwitz-I была организована мемориальная экспозиция, а Auschwitz-II был сохранен в том виде, в каком был найден в 1945 году - не стали, однако, восстанавливать множество деревянных бараков в Auschwitz-II, сгоревших при штурме.

От главной дороги в сторону сворачивает дорога на Освенцим. Параллельно ей идет колея железной дороги, по которой в лагерь привозили заключенных. Вход в мемориал бесплатный, плата взымается только за просмотр фильма об освобождении лагеря в 1945 году. К входу в лагерь ведет дорожка, кажется даже обсаженная деревьями. О том, где, собственно, находишься, напоминают колючая проволока и пулеметные гнезда. Над входом на территорию лагеря надпись: "Arbeit macht frei" - "Работа делает свободным". Через эти ворота заключенные каждый день уходили на работу под музыку оркестра; музыка должна была "поднимать дух" и помогала шагать в ногу. Каждый барак лагеря - отдельная экспозиция. Некоторые рассказывают о судьбе той или иной национальности в лагере, другие - об особенностях жизни лагеря. Многие из тех кто попадал в лагерь, особенно в первые годы, искренне верили, что их собираются переселять на другие территории - их личные вещи изымались и впоследствии либо продавались, либо использовались как сырье в промышленности. Эта практика не прекращалась до последнего дня; хранившиеся на складах лагеря личные вещи представлены в одном из бараков: гора ботинок, куча очков, горы одежды, расчесок, щеток для ботинок, нагромождение чемоданов. Дает представление о масштабах. Заключенные на робах имели отличительные знаки, позволявшие определить их национальность, "степень вины", подозреваемость в побегах и.т.д. Система довольно обширная, но явно хорошо отработанная. Тоже показывает масштаб действий. Побегов за все время существования было около 700 из них почти 400 удачных. Видимо это объясняется тем, что пробовать бежать мог только человек почти уверенный в успехе. Если кто-то сбегал из лагеря, то в лагерь отправлялась вся семья заключенного. И если в Auschwitz-I каким-то непонятным образом может быть можно было сбежать, то в Auschwitz-II при попытке бежать из лагеря надо было в любом случае пересечь два или три ряда колючей проволоки, охраняемой с вышек. Вероятно, побеги осуществлялись с места дневной работы - с территории лагеря убежать было практически невозможно. В Освенциме впервые для казней были использованы газовые камеры - здесь сначала опробовали, а затем полномасштабно использовали действие отравляющих газов. Газовые камеры в 1942 году были перенесены из Auschwitz-I в новый лагерь в Birkenau.

На выходе из Auschwitz-I есть столовая, где мы пообедали перед тем, как ехать в Birkenau.
Если Освенцим это все-таки музей, а музей можно обустроить так, чтобы специально что-то показать, то Биркенау никто не обустраивал. Ничего не надо объяснять - все понятно. Огромное заснеженное поле с рядами колючей проволоки, торчащими в небо вышками и приземистыми бараками - за основу при постройке бараков были взяты конюшни. Многие бараки были деревянными и сгорели при штурме лагеря - от них остались только печные трубы, по две на каждый барак. Так вот, ряды труб уходят ЗА ГОРИЗОНТ. Это, наверное, не передаст никакая фотография. Если бы мы приехали летом, впечатления были бы мягче, а так: снег вкруг, рвы глубиной в два человеческих роста, пулеметные вышки, рельсы железной дороги, ощущение безысходности в воздухе, и бараки ДО ГОРИЗОНТА...

Когда мы выходили из ворот Биркенау, через которые по железной дороге прямо в лагерь были доставлены десятки тысяч заключенных, Андрей сказал, что будь его воля, лагеря надо было бы сровнять с землей. Я не согласен. У людей короткая память. Пусть будет напоминание.

До соляных шахт сначала ехали молча, но потом отошли от впечатлений конц-лагерей и обрели нормальное настроение.

К соляным шахтам мы приехали имея запас времени, а потому до экскурсии у нас оставалось около 40 минут. Таксист уехал подхалтуривать, договорившись встретить нас после экскурсии. Возле входа в шахты находилось кафе, где мы и ожидали время экскурсии попивая горячий шоколад.
Вопреки всем ожиданиям, нам не выдали касок с фонарями на лбу, зато спускаться в шахту пришлось по лестнице - на лифте только подъем. Лестница длинная - первый уровень шахт находится на глубине около 60 метров. На деревянных стенах автографы многих посетителей, встретилась и пара автографов наших соотечественников.

Добыча соли в этих местах ведется с незапамятных времен, достоверно известно, что уже 700 лет назад здесь добывали соль, которая служила основным ингредиентом при единственном доступном способе консервирования продуктов - солении. Собственно, музей в шахтах появился тоже не вчера. Сюда, кажется, водили туристов еще в XVIII-ом веке. Экспозиция представляет собой множество пещер, соединенных между собой коридорами: и то, и другое выдолблено в соли. Большинство пещер содержат статуи, специально созданные скульпторами для музея. Так, например, имеется пещера Коперника, украшенная его статуей; пещера, посвященная легенде открытия месторождения; пещера, посвященная королю, давшему шахтерам законы; пещера, рассказывающая о "кающихся грешниках" - выжигателях природного газа из шахт. В этих пещерах иногда встречаются различные шахтовые механизмы и пояснения по их действию. Кроме того, в нашем маршруте было две часовни, предназначенные для подземных богослужений. Одна из них является просто-таки шедевром подземной архитектуры. Фактически, это полноценный храм, в котором все сделано из соли. Вплоть до соляных люстр, свешивающихся с потолка, и барельефов на стене, изображающих библейские эпизоды. Кажется, здесь иногда устраивают концерты. В экскурсионный маршрут входило также подземное соляное озеро и одна из самых высоких пещер в шахтах. В общем, не зря шахты включены в реестр ЮНЕСКО - это стоит посмотреть.
Последнее сильное впечатление - это лифт. Его оставили с тех времен, когда в шахте еще добывали соль. Лифтам главного здания МГУ далеко до этого лифта: он составлен из трех решетчатых кабинок, которые загружаются одна за другой, потом с ужасающей скоростью поднимаются с глубины ста с лишним метров, и в обратном порядке разгружаются. Движение вверх происходит почти в полной темноте. Выходя, Гриша сказал, что не прочь прокатиться еще. Я, наверное, тоже.

Таксист отвез нас обратно в Краков, показав на обратном пути завод Шиндлера и остатки стены гетто. Ужинать мы отправились в пиццерию на улице Stradomska, которую приметили еще вчера. Изголодавшиеся за день, мы заказали каждый по "дюжей пицце" (то есть большой), но не все смогли съесть ее целиком. Возможно, я вообще единственный, кому это удалось. В этом заведении над стойкой также красовалась надпись "Czas na EB", смысл которой мы расшифровали прошлым вечером, ознакомившись с этикеткой пивной бутылки: это был рекламный слоган, смысл которого можно перевести как "Время пить ЕВ". Однако в пиццерии кроме надписи над прилавком, в наличии имелись также картонные кружочки с аналогичной надписью. Андрей не постеснялся попросить несколько таких кружочков в подарок, что сделало каждого из нас обладателем пивного кружочка с надписью "Czas na EB".
После ужина мы отправились в хостел за вещами, а оттуда - пешком на вокзал. На этот раз проблем с местами особенно не было, а позже ночью мы вообще остались в вагоне почти одни. Мы направлялись в Словакию...

Тема WordPress и иконки разработаны N.Design Studio
© 2021 Страница Алексея Яшунского RSS записей RSS комментариев Войти