Долгая дорога на восток

Без рубрики Оставить комментарий


День Y+4 (13 июня)
Пересадка
Ничего не буду писать про пересадку. Москва, как Москва. От метро "Речной вокзал" теперь ходит автобус-экспресс 851с прямо до Шереметьево-1. Сам аэропорт маленький и выглядит весьма провинциально.На одной двери видел табличку: "На себя. Push" - забавно.

В самолете каждому полагалось по одеялу, а мне даже три, потому что меня посадили хоть и "на крыло", но зато одного на три кресла. Ночь существенно сократилась за счет смены часовых поясов, и когда самолет приземлился в Иркутске, и в Москве только что минула полночь, местные часы уже показывали 5 утра 14-го июня.

Дни Y+5 - Y+7 (14-16 июня)
Вторая встреча с Байкалом


Впервые я попал на Байкал в 2001 году. Тогда Байкал был для меня "последним морем" того момента и это гарантировало уникальность впечатлений. В этот раз Байкал был лишь первым этапом перед Дальним Востоком, поэтому и отношение мое было гораздо спокойнее. И в автобусе из Иркутска до пролива Малое Море, и уже на берегу Байкала, я не был переполнен чувством прекрасного: Байкал как Байкал.

Но все-таки что-то есть в этой спокойной красоте, что заставляет проникнуться. По-видимому, озеро и горы - это одна из беспроигрышных комбинаций для человеческой эстетики. Байкал под облачным небом и пеленой
тумана, Байкал залитый солнцем, Байкал с радугой в полнеба: вы не останетесь безучастными!

Через пролив Малое Море паром перевез нас на остров Ольхон. По самонаименованию - Звезда Байкала. Мне показалось - остров тысячи пляжей. Можно идти вдоль берега и отмечать про себя: вот Средиземноморье, вот Карелия, а вот вообще тропики (особенно если представить пальмы вместо лиственниц). Малое Море выглядит действительно как море: цвет меняется от желтого - это проглядывает песок дна - до темно-синего, проходя через бирюзовый и голубой. Пляж усыпан галькой и его омывают почти настоящие морские волны. Песчаный берег периодически переходит в скалы - сначала пологие, а потом вырастающие в отвесные стены над Байкалом.


У самого Хужира на берегу высится Шаман-скала, являющаяся объектом поклонения для последователей шаманизма. Подъем на ее вершину сулит всевозможные удачи мужчинам и запрещен женщинам.

Хужир - это крупнейший (а на самом деле - единственный) поселок на Ольхоне. Его население - чуть больше 1000 человек, в сезон вырастает в 5 раз. Сюда буквально в прошлом году провели электричество и с тех пор поселок превратился в одну большую турбазу: новые гостевые домики вырастают как грибы после дождя. Флагманом туристического бизнеса на Ольхоне является Никита, которого в Хужире знает каждая собака, а за его пределами - каждый третий из тех, кто знает, где находится Хужир. Его "усадьба" является классическим гестхаусом для иностранцев и не только, достигнув особой популярности благодаря упоминанию в путеводителе Lonely planet. Усадьба Никиты занимает внушительную площадь, где кроме размещения предоставляются услуги связи, проката, итд.

Несомненно, рост туриндустрии - это плюс для региона, однако природа от этого, похоже не слишком выигрывает. Не знаю, каким я увижу Байкал, если снова попаду сюда еще через шесть лет. Надеюсь, что что-то все-таки увижу.

День Y+8 (17 июня)
"Россия, как колония Сибири"
Воскресенье в Иркутске было посвящено встречам с представителями Сибирской научной и не только общественности, так или иначе имеющей отношение к Сибирскому областничеству.

Не знаю, всякий ли житель европейской части России представляет себе, что такое Сибирское областничество: например, лично я о нем до этого лета не знал. Речь идет о различных общественных движениях, ратующих за ту или иную степень автономии для Сибири в составе России. Необходимость в такой автономии назрела, с точки зрения областников, в силу извечного притеснения сибирского региона со стороны центральной власти в пользу регионов европейской части России.

Прояснить, насколько эти пожелания обоснованы, и что в действительности за ними стоит и были призваны наши всречи в Иркутске. Особенно интересной была беседа с Михаилом Рожанским, который не столько областник, сколько социолог и историк, уставший от общения с философами, и потому склонный к полевым исследованиям.

Приведу некоторые тезисы, прозвучавшие в его ответах:

  • Россия - это страна, которая сама себя колонизирует на протяжении всей своей истории. И европейская часть в той же мере колония Сибири, в какой Сибирь - колония европейской России.
  • За четыреста лет присутствия в Сибири Россия так и не смогла укорениться на азиатской земле Сибири, отсюда эта постоянная необустроенность в жизни.
  • Сибирью называется огромное множество очень разнородных территорий. Основным объединяющим фактором для этих территорий является как раз проблема неукорененности - невписанности европейской цивилизации в азиатский ландшафт.

Дни Y+9 - Y+11 (18-20 июня)
Поезд Иркутск-Хабаровск


Три дня в поезде - странное, вырванное из окружающей действительности время. Хотя, возможно, это просто я становлюсь более воспримчивым к нештатным ситуациям. А может быть это просто наличие большой условно-сплоченной группы студентов порождает вокруг себя не совсем штатные ситуации...

Поезд кроме студентов еще заполняли перегонщики автомобилей, едущие во Владивосток, и немцы-туристы, едущие неизвестно куда. Перегонщики пили водку, играли в карты и разгадывали сканворды, немцы смотрели в окна, мыли окна на станциях влажной газетой и покупали у бабушек на станциях всякую снедь.

На третий день у перегонщиков количество водки перешло в жажду общения и жажду бурной деятельности, после чего они начали вести проповеди с окружающими, учить русского американца Тима русскому матерному языку и помогать проводнице пылесосить дорожку в проходе плацкартного вагона.

Пейзаж за окном: его фиксирование (в письменной форме) входило в обязанности студентов на практике, а я "паразитировал" на этой обязанности, присоединяясь к каждой из групп, занимающихся наблюдениями. Некоторые выводы:

  • ментальная карта врет: у меня (и, подозреваю, у многих других) бытует ощущение, что от Байкала до Дальнего Востока рукой подать. На самом деле, от Иркутска до Хабаровска три дня пути - это примерно как от Москвы до Красноярска;
  • пейзаж не так разнообразен, как хотелось бы. Как сказал Сеня - это "прививка от березок": после пары тысяч километров березок даже этот символ России начинает приедаться. С другой стороны, именно березки обеспечивают картину единства страны, простираясь от Питера до Хабаровска;
  • разнообразие привносится рельефом. Сопки и впадины приводят к появлению пейзажей, ландшафтов, достойных оценки "ах-ах" (см. учебник по ландшафтовдению?). Еще разнообразие вносят мосты и тоннели, хотя на самом деле и без мостов/тоннелей дорога вызывает удивление. Удивление тем, что ее удалось построить в столь суровых условиях. Она очень часто идет через сплошной таежный лес или промеж скалистых сопок.



5 комментариев к “Долгая дорога на восток”

Оставить комментарий

Тема WordPress и иконки разработаны N.Design Studio
© 2018 Страница Алексея Яшунского RSS записей RSS комментариев Войти