Последние соревнования

Без рубрики Оставить комментарий

Воздух звучал молчанием леса. Где-то в высоте дул легкий ветерок и верхушки сосен, качаясь, поскрипывали. Митя запрокинул голову и глубоко вдохнул, выравнивая дыхание. Неподалёку захрустели ветки - возможно лось - хруст затих, удаляясь, и снова стало тихо.

Позади остался шумный экспресс Москва - Нижний Новгород, полный разноцветных велосипедистов, выгрузка на станции, недовольный машинист, предупреждающий по громкой связи, чтобы "не мешали отправлению поезда", стартовый городок, ожидание старта, и, наконец, старт гонки Bike-Off-Road 2032 по маршруту Ковров-Касимов. Позади остались посёлки с романтическими названиями Красный Октябрь и Красный Маяк, после которых асфальт закончился, а начались лесные дорожки: многочисленные, петляющие, пересекающиеся, все как одна не нанесённые на карту. В итоге, участники разъехались по лесу, каждый в надежде найти самую короткую дорогу к Ивонино, где располагался первый КП.

И GPS и Глонасс выдавали отличный сигнал, позволявший локализоваться с точностью до метра, что, впрочем, было вполне бесполезно, ибо в обоих случаях на экране точка оказывалась посередине зелёной области без каких бы то ни было дорог. В реальности же дорога была. Митя по ней приехал, выбирая её интуитивно, в отсутствие картографических данных. Вплоть до этого момента дорога хоть и выглядела заброшенной, но была вполне проезжей, не считая нескольких поваленных поперёк дороги деревьев.

А вот дальше ситуация радикально менялась. Поваленные деревья перегораживали дорогу сплошной стеной высотой почти в человеческий рост. Митя прислонил велосипед к дереву и перепрыгивая со ствола на ствол попробовал углубиться в эту лесную баррикаду. За пять минут он не слишком сильно продвинулся, но убедился, что завал и не думает заканчиваться. Очевидно, что надо было возвращаться и искать другой путь. Он вернулся к велосипеду и выбрал в меню навигатора возвращение по треку; бодрый голос отрапортовал, что до ближайшего перекрёстка 478 метров, и Митя покрутил назад.

Две другие дороги, уходившие с перекрёстка, оказались тоже тупиковыми. Одна упёрлась в завал, а другая привела на большую поляну, которая, видимо, когда-то была вырубкой, и других выездов, кроме того, по которому Митя приехал, не имела. Он снова вернулся на дорогу и отъехал ещё на один перекрёсток назад. Здесь снова, как и в прошлый раз, было две дороги, которые могли бы вести в нужном направлении, однако первая вновь закончилась завалом. Это уже начинало раздражать. Вернувшись на перекрёсток он уже раздумывал, не отправиться ли назад до какой-нибудь более накатанной дороги, когда заметил на ещё непроверенном ответвлении нечто необычное. На стволе дерева в стороне от дороги к сучку был привязан яркий лоскут - что-то красное с салатовым. Разумных объяснений этому знаку не напрашивалось, но возвращение назад для поиска другой дороги было слишком уж обидным, и Митя поехал по этому ответвлению.

Дорога какое-то время попетляла по лесу, её преграждали поваленные деревья и подсохшие лужи, но она неизменно шла вперёд, пока не вышла ... к очередному завалу. Митя чуть не плюнул с досады, но вдруг увидел вдалеке на поваленном дереве лоскут, похожий на тот, что был раньше. Повинуясь больше интуиции, чем каким-то разумным соображениям, он закинул велосипед на спину, закрепил его лямками в маршевом положении и полез на лесную баррикаду.

Завал длился достаточно долго, чтобы успеть отчаяться и повернуть назад, но в критический момент Митя снова увидел привязанный к дереву яркий лоскут, а через три минуты он уже слезал с крайнего дерева на просеку. Завал закончился, дорога потерялась где-то под ним, просека шла по направлению восток-запад, и куда ехать по ней, было вовсе не очевидно. Навигатор вновь показывал точку посреди леса, без каких бы то ни было упоминаний о дорогах. Митя уже почти было поехал на восток - из общих соображений Ивонино было восточнее, когда заметил лоскут на дереве в западном направлении просеки. Стоило быть последовательным, следуя за странными знаками, тем более, что завал был успешно преодолен, и Митя поехал туда, где нереально салатовым цветом светился странный знак.

Просека закончилась неожиданно, и можно было бы снова решить, что остаётся только возвращаться, но новый лоскут - на этот раз просто на дереве слегка в глубине леса - подсказал, что придётся часть пройти по азимуту. От знака к знаку Митя и не заметил, как неожиданно под колёсами велосипеда оказалась тропинка, которая постепенно превратилась в старую, но весьма проходимую дорогу. Навигатор периодически бодрым голосом сообщал об уменьшении расстояния до Ивонино, а изредка встречающиеся лоскуты на деревьях напоминали, что он на верном пути.

Дорога в очередной раз свернула и вышла к огромному урочищу, которое было завалено стволами деревьев, сквозь которые кое-где пробивались стройные молодые сосенки. Создавалось впечатление, что где-то здесь упал метеорит, или взорвалась бомба: дорога терялась под завалами почти сразу, но салатовый лоскут на дереве подсказывал, что выход есть.

Перепрыгивая со ствола на ствол и балансируя с велосипедом за спиной, Митя медленно перебирался через этот полигон лесных войн, когда его внимание привлекло то, что издалека выглядело как очень большой лоскут, похожий на те, что до сих пор вели его вперёд. Перепрыгнув ещё по трём стволам, он спустился на поляну, посередине которой неожиданно оказалась могила, с оградой и скамеечкой. Здесь посреди бурелома был похоронен лесник, погибший при тушении пожара в начале века. Правда, внимание привлекала вовсе не могила. К её ограде был прислонён велосипед в стиле ретро, с синей выцветшей рамой Author и крыльями, какие можно было увидеть только в музее. Рядом лежал велосипедист, его шлем валялся рядом, лысеющая голова была неестественно откинута, лицо было сверх всякой меры бледным. У Мити подкатил комок к горлу: он узнал человека - никто больше не носил такие старомодные очки в пластиковой оправе. А ещё на велосипедисте была рубашка той самой красно-салатовой расцветки. И от левого её рукава уже не осталось почти ничего - только в районе плеча свисали обрывки.

Митя попробовал пощупать пульс человека, но рука оказалась невероятно холодной, а ударов не чувствовалось вовсе. Тогда он поднёс к губам лежащего зеркало, и понял, что помочь ему он уже не сможет. Он держал зеркало ещё несколько минут, надеясь, что что-то изменится, но ничего не менялось. Мите захотелось крикнуть, но он не смог. Не понимая зачем, он взобрался на одно из поваленных деревьев, лежащих возле поляны. И вдруг увидел, что до конца завала совсем немного, и что дальше начинается хорошая дорога, и, самое главное - на дереве у начала дороги был снова привязан ярко-салатовый лоскут.

Лежащий на земле человек очень хотел, чтобы Митя добрался до финиша. Хотел, чтобы он добрался первым - он вдруг понял это со всей отчётливостью. Ещё раз оглянулся, прошептал "спасибо" и уверенными прыжками направился туда, где путеводной звездой светился яркий лоскут на дереве.

8 комментариев к “Последние соревнования”

  • Очень печально по содержанию, особенно узнавать автора в одном из героев. А так, по стилю и в целом очень понравилось!

    PS. В конце надо приписать, что Nike Nano-Carbon Cosmic ACG всех сделал 🙂

  • Красиво, но по сути грустно..
    Не понимаю вот чего - разве соревнования этого стоят?!

  • 51 - это ты совсем пессимистично оценил...

    • Средняя продолжительности жизни мужчины в России 58-59 лет. Остальное время мужчина старается жить в каком-нибудь другом месте 😉

  • Anonymous:

    Виталий

    Концовка там совсем другая!

    Митя попробовал пощупать пульс человека, рука оказалась невероятно холодной, а пульс был нитевидный. Мите захотелось крикнуть, но кто его услышит в такой глуши.
    Неподалёку захрустели ветки - возможно лось - хруст затих, удаляясь, и снова стало тихо. Вдруг, через чащу, ломая ветки и пугая кукушек, на белом коне велосипеде появился ОН, подобный довольно грязному ангелу-спасителю – пенсионер в фиолетовом шитом-перешитом трико с логозаплатками БАСК.
    - Я задержу ИХ! - крикнул пенсионер, нервно дергая глазом и как-то зло сжимая сухие кулачки.
    (Креативщик – подумал Митя)
    Спасительного в нём была прежде всего еда и валидол. Всего лишь одна таблетка валидола под язык и пара сушёных бананов позволила реанимировать старого велосипедиста. Первая атака была отбита.
    - Гони, Митя, гони! Найковские лоси всегда плохо идут на последнем этапе, давай, давай на финишЪ!
    И Митя поехал. Ещё раз оглянулся, прошептал "спасибо" и уверенными прыжками направился туда, где путеводной звездой светился яркий лоскут на дереве и на ней Митя ушёл вперёд, потому что он всё-таки шёл за победой!

Оставить комментарий

Тема WordPress и иконки разработаны N.Design Studio
© 2019 Страница Алексея Яшунского RSS записей RSS комментариев Войти